НПФ обяжут информировать будущих пенсионеров об инвестиционных рисках

Опасный маневр. Как сменить НПФ и не потерять инвестдоход

Если еще несколько лет назад главной интригой переходной кампании по смене пенсионного фонда был вопрос о том, сколько заявлений людей будет одобрено ПФР, то с прошлого года самый животрепещущий момент — сколько граждане потеряют при досрочных переходах. Этот вопрос во всех смыслах чувствительный как для застрахованных лиц, так и для отрасли, поскольку чреват ростом недовольства и жалоб со стороны людей, которые лишились части своих накоплений.

Непредвиденные потери

На прошлой неделе ПФР подвел итоги переходной кампании 2017 года. Результаты прошлого года оказались чрезвычайно скромными по сравнению с 2016 годом, когда в ПФР было подано 12 млн заявлений и всего 6,5 млн были одобрены. В 2017 году граждане подали 6,3 млн заявлений, из которых одобрение получили 4,9 млн. Причина изменения динамики очевидна: после оглашения результатов проверки Счетной палаты о нарушениях в процессе перехода и приостановления деятельности удостоверяющих центров вторая половина прошлого года оказалась для кампании фактически провальной.

С одной стороны, был перекрыт основной канал поступления заявлений в ПФР, с другой — из-за многочисленных жалоб населения многие фонды всерьез занялись чисткой рядов своих агентов.

Но вот что интересно: если по количеству заявлений 2017 год значительно отстал от своего предшественника, то по потерям из-за досрочных переходов имеет все шансы на новый рекорд. По предварительным оценкам, застрахованные лица могли лишиться порядка 55 млрд рублей. Только «молчуны» при переводе средств из ПФР в НПФ, по расчетам аналитической службы АНПФ, не досчитались 30-35 млрд рублей. В 2016 году эти печальные для людей показатели были скромнее — 40 млрд и чуть более 27 млрд рублей соответственно.

Что это означает конкретно для человека? В среднем потери составляют 15 000 рублей для «молчунов» и 18 000 рублей для клиентов НПФ. Небольшая, скажете, сумма. Для кого-то, замечу, большая, но это средний расчет потерь. Как показывает практика, при досрочном и необдуманном переходе можно лишиться до 25% пенсионных накоплений. В прошлом году один из клиентов НПФ потерял более 100 000 рублей, другой — 90 000 рублей. Как указывала Счетная палата по итогам проверки отдельных НПФ, в 2016 году максимальная индивидуальная потеря составила 500 000 рублей.

Драматичные итоги

О чем свидетельствуют результаты переходной кампании-2017? Не взирая на все жалобы и просветительскую работу, которая была проведена в прошлом году фондами, люди все равно продолжили переводить свои накопления досрочно, теряя инвестиционный доход. В чем же причина этого парадокса, если это явление можно считать парадоксом?

Начнем «от Адама». С 2015 года в стране действует новый порядок, который поделил заявления застрахованных лиц на срочные и досрочные. Разница принципиальная. В первом случае перевод средств осуществляется через пять лет после одобрения заявления, если за это время человек не передумает. Минус этого формата — ограничение маневра при выборе нового фонда. Но есть и плюс — накопления в положенный срок переводятся полностью вместе с инвестиционным доходом, в том числе и тем, который получен в последнюю пятилетку. Для досрочной формы заявления этот плюс оборачивается минусом. Средства в новый фонд поступят по результатам переходной кампании, но за вычетом инвестиционного дохода.

Более 99% заявлений, которые подаются, являются досрочными. Наверное, можно было бы подумать, что граждане пошли на потери осознанно, дабы сменить фонд оперативно. Предположим, человек так недоволен доходностью своего фонда, что уверен, будто другой НПФ сможет не только компенсировать утраченные средства, но и быстро их приумножить. Но, увы, это не так — 2016 год, который стал рекордным по количеству жалоб застрахованных лиц, показал, что люди просто не были информированы о риске потери инвестдохода, поэтому, обнаружив этот факт, писали жалобы и высказывали недовольство на всевозможных публичных площадках.

Но это верхушка айсберга. Изменение порядка переходов — химический реактив, который проявляет проблему. Причина же этой проблемы «зарыта» в 2014 году, когда правительство впервые объявило мораторий на пенсионные накопления. Эта практика продолжается и по сей день. Перекрыв новые поступления в систему накоплений, государство фактически сделало эту систему замкнутой.

Получить новые деньги фонды могут исключительно из ПФР от так называемых «молчунов» или за счет переманивая клиентов друг у друга. Внезапно разговорившиеся на фоне очередных перемен «молчуны» — ресурс по состоянию на 2014 год хотя и существенный, но исчерпаемый. Фонды активно включились в борьбу за клиента, что на фоне нового порядка переходов не способствовало информированию о риске потери инвестдохода. Понятное дело, что если бы агент, убеждая застрахованное лицо перевести накопления в свой фонд, акцентировал внимание на потери инвестдохода, то финал такой беседы был бы не в его пользу.

Именно поэтому 2016 год никого ничему не научил. Под воздействием мощной агитации люди соглашались переводить свои накопления в досрочном порядке, не имея понятия, что при этом теряют свои деньги. И фонды по-прежнему не были заинтересованы в том, чтобы сообщать о потере инвестдохода. Замкнутый круг, который нужно разрывать и очень быстро.

Что делать

Проблему надо решать кардинально. Прежде всего необходимо внести законодательные изменения в порядок переходов. Здесь есть два принципиальных момента. Во-первых, очевидно, что если застрахованное лицо будет подавать заявление текущему страховщику, то он сделает все, чтобы проинформировать человека обо всех рисках, в том числе о потере инвестдохода. Это абсолютно рациональный расчет на то, что текущий фонд заинтересован в том, чтобы удержать клиента. Более того, обязанность об информировании клиента обо всех рисках должна быть прописана законодательно.

Во-вторых, передача заявлений в ПФР должна осуществляться только по максимально защищенным каналам, в том числе с использованием квалифицированной электронной подписи. Подобное изменение минимизирует риск несанкционированных переводов, которые также лишают граждан части их накоплений.

И последнее: утвердившаяся у нас в стране патерналистская модель приучила граждан к тому, что они ни за что не отвечают. Это касается и финансовых решений. Как кажется соотечественникам, в случае ошибки все равно во всем будет виновато государство и все потери им компенсирует. Довольно часто государство действительно уступает этому социальному давлению, но не в случае с потерей инвестдохода при переходе из фонда в фонд. Конечно, зачастую люди воспринимают пенсионные накопления как виртуальные средства с туманной перспективой их получения в будущем. Тем не менее нести ответственность за то, как распорядиться накоплениями, должны и граждане.

Перед подачей заявления необходимо досконально узнать все подробности об условиях перехода и серьезно обдумать свое решение. Возможно, кто-то готов на осознанную потерю инвестдохода, считая принципиально необходимым перевести свои накопления в другой фонд. Если нет, то нужно выяснить, в каком году истекает пятилетний срок. Ближайший дедлайн для «молчунов» — 2020 год. Для клиентов НПФ все зависит от того, когда их средства поступили в выбранный фонд. И тут нужно быть особенно внимательными, поскольку смена фонда по принципу перчаток может обернуться неоднократными потерями.

Forbes напоминает, что большинство негосударственных пенсионных фондов по итогам последних пяти лет (2012-2016 годы) не смогли обогнать по доходности накопленную инфляцию (50,49%) и показатель ВЭБ (49,7%). Больше инфляции в этот период удалось заработать лишь НПФ «Согласие» (63,7%), НПФ Газфонд пенсионные накопления» (57,4%), НПФ ВТБ (51,4%).

Перевод пенсионных накоплений из фонда в фонд может быть усложнен

На совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова в среду обсуждался вопрос о переводе гражданами пенсионных накоплений из одного частного пенсионного фонда (НПФ) в другой или из НПФ в Пенсионный фонд России (ПФР). Об этом на круглом столе в Общественной палате сообщил председатель совета Ассоциации негосударственных пенсионных фондов Сергей Беляков. «Насколько я знаю – не очень корректно об этом говорить, поскольку я отсутствовал [на совещании], – на нем было принято принципиальное решение о том, чтобы упорядочить процедуру переходов [застрахованных лиц], обеспечив их максимальное информирование», – заявил он.

Представитель секретариата Шувалова сказал лишь, что на совещании у первого вице-премьера обсуждался вопрос повышения информированности граждан о переходах между НПФ. По его словам, Шувалов поручил Минфину доработать законопроект, уточнив формулировки о гарантиях прав граждан.

Основной вопрос дискуссии – должен ли обращаться гражданин для перехода в другой фонд в тот, в котором застрахован. Сейчас для смены фонда застрахованному лицу необходимо обратиться в ПФР. Сделать это можно тремя способами – напрямую, подать документы в электронном виде с использованием электронной подписи или же заверив документ у нотариуса и отправив его по почте в ПФР. Законопроект, обязывающий граждан информировать о переходе именно тот фонд, в котором сейчас находятся их накопления, подготовлен Минфином еще весной.

В 2015 г. сменили пенсионный фонд 7,4 млн человек. Из ПФР в НПФ перешли чуть более 4 млн человек, поменяли частный пенсионный фонд свыше 3 млн застрахованных лиц и 100 000 граждан решили вернуться в ПФР.

Нынешняя система перехода из одного фонда в другой «не идеальна и порождает достаточное количество споров», заявил заместитель председателя Центробанка России Владимир Чистюхин. По его словам, регулятор поддерживает модель, при которой гражданин, принявший решение о переходе в другой фонд, должен будет в обязательном порядке обратиться в тот фонд, который управляет его пенсионными накоплениями. При этом он должен будет согласовать – в электронном виде или через подпись – сознательную потерю инвестиционного дохода.

«Принципиального решения о том, что гражданин должен обратиться в пенсионный фонд, где он застрахован, для смены фонда, пока нет», – говорит источник, знакомый с ситуацией.

Принципиальная позиция Шувалова – чтобы ограничения при переходе не носили обременительный характер для граждан, говорит человек, знающий об итогах совещания от одного из его участников. «Претензии к нынешнему виду законопроекта ранее в заключениях на законопроект высказывали практически все ведомства, включая государственно-правовое управление президента. Они указывали на необходимость его доработки перед принятием заключения правительства и внесением в Госдуму, – утверждает собеседник «Ведомостей». – Шувалов выступил за то, чтобы мнение всех заинтересованных сторон было учтено». «Речь идет не о принципиальных, а о технических моментах – правках, очень важных для наших граждан. Было принято решение доработать формулировки законопроекта», – говорит представитель секретариата Шувалова.

«Сегодня более 95% заявлений в ПФР от застрахованных лиц приходит на досрочную смену страховщика – у этих граждан существует риск потери части инвестиционного дохода на их пенсионные накопления, – заявил представитель ПФР. – ПФР поддержит любую схему, при которой гражданин будет тщательно информироваться об этих рисках».

«Гражданина нужно защитить от необоснованного, необдуманного перехода из одного фонда в другой. Он ведь не знает, что если это происходит чаще чем раз в пять лет, то он теряет весь инвестиционный доход от размещения его средств. Эта задача решается законопроектом, который будет, я надеюсь, в ближайшее время рассматриваться в Госдуме», – заявил Беляков.

В Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) также согласны с законодательным закреплением информирования застрахованных лиц о порядке и возможных рисках перехода из фонда в фонд. «Принятие решения о смене страховщика застрахованным лицом должно быть осознанным, с полным пониманием разницы между переходами – срочным или досрочным. Финансовые последствия, связанные с потерей инвестиционного дохода, должны быть максимально прозрачными», – говорит первый вице-президент НАПФ Сергей Эрлик.

С позицией ЦБ не согласен директор консалтинговой компании «Пенсионный партнер» Сергей Околеснов.

«Данная инициатива порождает чрезмерные сложности для застрахованного лица. Сейчас и так переход из фонда в фонд достаточно сложен – нужна цифровая подпись или личное посещение ПФР либо же нотариуса», – спорит он. По его мнению, было бы достаточно ограничиться заявлением гражданина о том, что он оповещен о потере инвестиционного дохода. «Иногда даже физически сложно найти нынешнего своего страховщика», – объясняет он.

«Главное – чтобы человек не стал «пенсионным рабом» одного фонда. Переход из одного НПФ в другой не должен быть обставлен искусственными барьерами, – отмечает Эрлик. – Поэтому новый порядок должен быть максимально доступен и удобен для граждан на всей территории России».

«Мы выступаем за информирование граждан о потере инвестиционного дохода», – говорит гендиректор НПФ Сбербанка Галина Морозова. По ее словам, она не знакома с новым проектом, поэтому не может комментировать его. «Дьявол кроется в деталях», – резюмировала Морозова.

Представители Минтруда, Минфина и Счетной палаты вечером в четверг не ответили на запросы «Ведомостей».

НПФ будут обязаны информировать клиентов о рисках

Негосударственные пенсионные фонды (НПФ) будут обязаны информировать своих клиентов о рисках, связанных с инвестированием или размещением пенсионных накоплений, о реестре агентов фонда (при их наличии), а также о лицах, исключенных из данного реестра.

Эти и ряд других требований регулятора лягут в основу базового стандарта по защите прав потребителей услуг НПФ, которые разрабатывают саморегулируемые организации (СРО), объединяющие участников этого рынка, сообщает ЦБ.

В минимальный объем информации, который каждый НПФ будет обязан предоставить своему клиенту, как нынешнему, так и потенциальному, должны войти сведения о доходности фонда в прошлых периодах, о гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхования РФ, о принципах инвестирования пенсионных накоплений и распределения дохода от инвестирования, а также о гарантиях исполнения фондом обязательств перед застрахованным лицом.

Регулятор требует, чтобы в базовый стандарт НПФ была включена обязанность фонда информировать застрахованное лицо о порядке и условиях перехода в другой фонд или в Пенсионный фонд РФ, а если клиент намерен перевести свои пенсионные накопления в другой фонд досрочно, НПФ обязан предупредить его о возможной потере инвестиционного дохода с примерами расчета средств, переводимых другому страховщику.

Согласно требованиям, важная часть базового стандарта должна регламентировать взаимодействие фондов с агентами: от ведения реестра и разработки процедур допуска агентов к работе от имени фонда до установления ответственности агента за неисполнение либо ненадлежащее исполнение данных ему фондом поручений.

Кроме того, потребителям услуг должно быть рассказано о способах и адресах направления обращений и жалоб и о способах защиты своих прав, включая информацию о возможности и способах досудебного урегулирования спора. Базовый стандарт СРО НПФ по защите прав потребителей также должен определить предельные сроки рассмотрения фондами жалоб и обращений граждан.

При этом вся информация должна быть доступна клиенту без дополнительных затрат с его стороны, изложена понятным языком и удобочитаемым шрифтом с разъяснением специальных терминов (в случае их наличия).

Разработанный СРО НПФ базовый стандарт направляется на согласование в соответствующий комитет по стандартам при Банке России, а после этого – на утверждение регулятора. Базовые стандарты обязательны для исполнения всеми финансовыми организациями вне зависимости от их членства в саморегулируемой организации.

Подписывайтесь на Financial One в соцсетях:

НПФ обяжут информировать будущих пенсионеров об инвестиционных рисках

Житель Сыктывкара доказал в суде, что не заключал договор обязательного пенсионного страхования с АО «НПФ «Будущее», а его подпись в договоре подделали.

Сыктывкарец обратился в городской суд с иском к АО «НПФ «Будущее». Он просил признать незаконным перевод пенсионных накоплений, признать недействительным договор, передать накопления обратно в управляющую компанию «ВЭБ УК», компенсировать потерянный инвестиционный доход и моральный вред (50 тыс. рублей), а также расходы по оплате почерковедческой экспертизы – 15,6 тыс. рублей.

Как указывал истец, о наличии оспариваемого договора ему стало известно в личном кабинете на сайте «Госуслуги». В колцентре НПФ ему подтвердили заключение договора и факт перевода пенсионных накоплений в фонд. Представитель ОПФР в Коми пояснила, что по заявлению истца средства пенсионных накоплений уже переведены обратно в Пенсионный фонд РФ, но имеются расхождения по сумме.

Истец настаивал, что заявление о переходе из ПФР в НПФ он не писал и договор об обязательном пенсионном страховании не подписывал. В отделении Пенсионного фонда по республике уточнили, что потеря инвестиционного дохода при досрочном переходе из ПФР («ВЭБ УК») в АО «НПФ «Будущее» составила 43677,91 руб.

Судом была назначена почерковедческая экспертиза. Эксперт в своем заключении указал, что подпись в договоре выполнена не истцом, а является изображением подписи, изготовленной с помощью электрографического печатающего устройства.

Оценив доказательства, суд пришел к выводу о недействительности заключенного между сыктывкарцем и АО «НПФ «Будущее» договора об обязательном пенсионном страховании, поскольку в ходе судебного разбирательства достоверно установлено, что он свою подпись в договоре не ставил, волеизъявления на заключение договора не имел, оспариваемый договор заключен при наличии порока воли истца.

Вместе с тем, суд не нашел оснований для удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда. В решении указано, что законом не предусмотрена компенсация морального вреда по спорным правоотношениям, а доказательств нарушения неимущественных прав истца суду не представлено.

Суд удовлетворил иск сыктывкарца частично: признаны незаконными перевод пенсионных накоплений в АО «НПФ «Будущее» и действия компании по обработке персональных данных истца, договор признан недействительным. По решению суда НПФ обязан передать в Пенсионный фонд России средства накоплений на формирование накопительной пенсии, проценты за неправомерное пользование средствами, а также средства, направленные на формирование собственных средств АО «НПФ «Будущее», сформированные за счет дохода от инвестирования пенсионных накоплений сыктывкарца.

Суд обязал АО «НПФ «Будущее» компенсировать сыктывкарцу потерянный из-за неправомерных действий инвестиционный доход и возместить расходы на судебную экспертизу – 15,6 тыс. рублей.

В удовлетворении требований к АО «НПФ «Будущее» о взыскании компенсации морального вреда судом отказано.

Как ранее сообщала прокуратура Коми, по фактам аналогичных мошеннических действий с пенсионными накоплениями граждан сейчас возбуждено и расследуется уголовное дело.

Ссылка на основную публикацию